Фото: Глеб Гаранич / Reuters

О Донбассе

  • «Когда меня выбрали президентом, хочу напомнить, какого Зеленского выбирало общество — президента, который остановит войну. И я остаюсь этим человеком. Моя главная цель и главная линия — я такой человек — я хочу остановить войну <…>. Та часть людей, которые чувствуют себя украинцами, должны знать, что мы их не оставляем, мы их не бросаем, мы их вернем вместе с территориями. Это наш план А. План Б — все, кто чувствует себя украинцами, если будет длинный путь с возвращением территорий, приоритетом все равно будут люди. Мы должны им обеспечить возможность быть здесь».
  • «Пока мы говорим только о «нормандском формате». <…> Нам надо смотреть друг другу в глаза, понять, кто что хочет и какими реальными шагами, как мы можем закончить войну. Мы очень хотим. Если вы тоже — давайте встречаться. Встречаться мы можем в двух форматах — «нормандском формате» и в ходе прямой встречи с президентом России. Про встречу с президентом Российской Федерации никто не говорит, потому что все против. <…> Дата [встречи в «нормандском формате»] сегодня зависит и от нас с вами. И по поводу даты хочу сказать, что, к примеру, вчера я говорил с канцлером Ангелой Меркель, мы поднимали этот вопрос, они будут обсуждать это с французской стороной, а потом предложат дату российской стороне».
  • «Если мы не сможем найти диалог на нормандском формате, я открыто скажу об этом. Если я увижу, что все готовы, мы будем говорить о выводе войск и так далее. Если же нет, если будет речь о том, что мы не сможем контролировать выборы, я приду к вам и скажу, что мы будем искать другой вариант».

О разговоре с Трампом

  • «Все эти истории с оружием и Burisma, они никак не связаны. <…> Они заблокировали помощь еще до нашего разговора. Но в разговоре об этом речи не шло, я об этом не знал. Уже потом я разговаривал с министром обороны, и он сказал, что у нас есть проблема, у нас заблокировали эти деньги. Когда мы говорили с Трампом, этого вопроса не было совсем. Когда мне уже сказал министр обороны, я знал, что этот вопрос я буду поднимать в Польше, и я поднял этот вопрос с вице-президентом [США Майком Пенсом]. Я ему сказал, что это невозможно, пожалуйста, повлияйте на это. У нас была хорошая встреча, и после нашей встречи Америка разблокировала. Так что шантажа не было, потому что это не было предметом нашего разговора».

Политика

«Я скажу Руди позвонить»: стенограмма разговора Трампа и Зеленского

Реклама на РБК www.adv.rbc.ru

  • «Я не хочу вмешиваться никаким образом в выборы независимой страны, США. Выбирайте своего президента сами, а вы тоже, не будете влиять на выборы в независимой Украине».
  • «Я сказал, что сейчас у меня есть своя команда. Но что это значило? Важно, я говорил по-украински. Что есть человек, честный на 100%, — это мой человек — человек из моей команды. Я сказал, что я готов в этой истории с отставкой прокурора разобраться, конечно, связаться, с кем необходимо. Мы не намерены ничего прятать. Я не думаю, что это какое-то проявление коррупции в нашем случае. Каждый случай злоупотребления должен по закону быть расследован. В этом нет коррупции. <…> Я хотел бы, чтобы то, что сказал Трамп, с точки зрения закона комментировал не я, а ваше законодательство. <…> Я не могу оценивать действия другого президента, которые основываются на законе другой независимой страны. Я не буду комментировать законность действий президента другой страны».
  • «Я очень хорошо понимаю, какого ответа на вопрос о коррупции президента Трампа вы хотите слышать. Очень хорошо понимаю. Но я вам его не дам».

О возможности публикации стенограмм разговоров с Владимиром Путиным или другими лидерами

  • «Я не готов публиковать расшифровки моих разговоров с другими лидерами. Я верховный главнокомандующий, а не телеведущий. Мои разговоры с президентом России подкреплены результатом реальным. К чему приведет публикация моих разговоров с Путиным? Я думаю, что наши встречи с ним на этом закончатся, не будет никакой возможности решить вопрос с обменом. Что я скажу семьям пленных? Меня попросили журналисты опубликовать? Я не играю ни в какие игры, которые связаны с жизнью людей. Я не буду ничего публиковать, потому что это помешает процессу возвращения людей».

О вмешательстве Украины в американские выборы 2016 года

  • «Я не могу сказать «да» или «нет». Я не знаю ответа на этот вопрос. Очень много информации, которая может оказаться правдивой. Я думаю, что украинская сторона должна расследовать этот вопрос, потому что это очень важно для нас, чтобы мы дальше никогда не вмешивались ни в одни выборы».

О Порошенко и протестах против «формулы Штайнмайера»

  • «Почему Порошенко против разведения? Он почувствовал, что «формула Штайнмайера» — это в одном ключе с тем, что обсуждается на улицах, и мы действительно недокоммуницировали с людьми, это была наша ошибка. Ошибка Порошенко в том, что он считает, что может стать лидером второго Майдана. И европейские лидеры в шоке, как изменилась его риторика. И он своей риторикой подталкивает людей к Майдану».

Фотогалерея 

Новый митинг в Киеве против «формулы Штайнмайера». Фоторепортаж

  • «Я ничего не боюсь, в любой момент, если общество решит, что не хочет видеть меня президентом, кровопролития не будет, я очень спокойно к этому отношусь. Но тогда люди точно не получат прекращения войны, и им придется выбирать среди того меню товаров, которые есть на этом рынке — продажном политическом рынке. <…> Я не в меню, я точно не товар, я не из политики пришел <…>».
  • «Нужно остановить войну и когда кто-то кричит, что это измена… А я думаю, что измена — это делать все, чтобы не дать мне возможность выполнить мои обещания остановить войну, уменьшить до нуля количество убитых. <…> О миротворцах — может так быть, что эта миссия появится на границе между Украиной и Россией».

О сайте «Миротворец»

  • «Я не помню, был я там [в списке] или нет, пока еще не был. Я как президент не могу открывать или закрывать сайты. Если там была моя жена, понимаете мое отношение… <…> Если я начну включаться в какие-то сайты, СМИ, это очень неправильно. Я не знаю, кто сейчас собственник, я уверен, что это не Антон Геращенко. <…> Была история и со «Сватами» (в 2018 году в базу данных «Миротворца» попали актеры сериала «Сваты», одним из продюсеров которого был Зеленский. — РБК), и с моей женой, очень нечестная история. Но мы с вами должны помнить, как мы живем и как мы хотим жить. Мы должны быть демократической страной. <…> Неправильно для президента говорить закрыть сайт. Мне кажется, что мы в целом должны будем встретиться и поговорить отдельно про свободу слова. Все у нас свободные, но все должны быть честными и защищать украинские интересы».

О возвращении Крыма

  • «Общество не голосовало за человека, который придет и скажет: у нас военное положение, у нас война. Я пришел как президент мира. Нужен мир. Мы не можем пойти войной на Крым, я не готов терять наших людей. Поэтому мы выбрали дипломатический путь. Не все решается войной. Первый приоритет — люди. Второй — территории. Я хочу в «нормандском формате» найти выход. Я не хочу наших людей пугать. Помните, когда бывший президент пытался ввести военное положение в некоторых регионах Украины? Помните, что было с людьми? Как люди реагировали? Страх, паника, нужно бежать, уезжать из страны. Вы хотите хаос? Я не хочу».

О назначении новых губернаторов

  • «Мне показывают одну, две кандидатуры. Никто не хочет, никто не может. Говорят, зарплата нас такая не устраивает. Это проблема моя — губернаторы. Я знаю. В Сумах у меня один желающий. Один!»

О приватизации Приватбанка Коломойского

  • «У нас есть проблемы с судами, с независимостью судов. <…> Коломойский (украинский предприниматель, основатель промышленно-финансовой группы «Приват» Игорь Коломойский. — РБК) знает мою позицию о Приватбанке: я буду защищать Украину, буду защищать людей Украины. Посмотрим на результат (судебного спора о возврате акций экс-владельцам банка. — РБК). Если результат будет такой, что мне надо будет защищать страну, я буду защищать наше государство. <…> Я считаю, что стоит с Коломойским говорить по этому вопросу. Я считаю, что нужно было взять независимых международных экспертов, которые должны были решить этот вопрос».

Политика

Игорь Коломойский — РБК: «Пять лет буду тошнить всем назло»

Об общении с российскими артистами

  • «У меня с Андреем Макаревичем (лидер группы «Машина времени». — РБК) нормальные отношения. Мы редко виделись, но отношения нормальные. Нормальные отношения с [режиссером] Марюсом Вайсбергом, который снимал наши фильмы. Если кто-то из членов Comedy Club звонит мне — Семен Слепаков, Александр Ревва, — общаемся. Ревва вообще наш (смеется)».

О популизме и работе в регионах

  • «Я не занимаюсь популизмом. И это люди видят. <…> Мы контролируем исполнения распоряжений, которые даем во время поездок в регионы. Да, не во всех местах мы сделали пока то, что хотели сделать. Я во всем, в чем могу людям помогаю. Это неправда? Вы хотите сказать, что я популист? Я вас приглашаю на Банковую (на улице Банковой в Киеве находится офис президента Украины. — РБК), и вы бы посмотрели, с чего начинается мое утро. Приходите, садитесь на мое место на один день и решайте все вопросы».

Авторы:
Анастасия Антипова, Елизавета Антонова, Юлия Сапронова

Источник